Гуна Лейшкалне. Национализм. Современные западные теории и подходы. Рига: Neputns, 2006.


Об авторе

Несколько лет назах имя Гуны Лейшкалне стало известным в довольно специфическом контексте – она стала одним из первых латвийских студентов, которые поступили в знаменитый Московский институт международных отношений «по латвийской квоте». Дело в том, что и после распада СССР российские власти сохраняли систему резервирования определенного числа мест в некоторых престижных вузах для студентов из бывших советских республик. Официальная Рига, естественно, восприняла эти квоты как очередное подтверждение «имперской политики России» и с гневом отказалась даже обсуждать подобные варианты. Однако сами выпускники школ рассудили иначе.

И первым воспользовался возможностью учиться в МГИМО не кто-то из молодых русскоязычных латвийцев, а именно Г.Лейшкалне – дочь известного латышского политика, депутата Сейма Карлиса Лейшкалнса (в то время он представлял «Латвийский путь», сейчас — Народную партию, словом, как принято у респектабельных латышских политиков, дисциплинированно колеблется вместе с генеральной линией). Вероятно, именно положение отца позволило Гуне без проблем получить требуемое направление от МИДа Латвии.

Окончив МГИМО, Гуна вернулась в Латвию. В последние годы о ее исследовательской политологической деятельности ничего не слышно. По слухам, вышла замуж и занята семейными делами. Но почему-то мне кажется, что Гуна Лейшкалне еще появится в нашем политологическом (если не политическом) пейзаже.

О книге

Сразу скажем: книга Гуны Лейшкалне уникальна. Впервые за последние несколько лет оригинальная публикация латышского автора на тему теории национализма издана в Латвии (!) на русском языке (!!!). Единственное объяснение – в публикации отражены результаты работы автора, проделанной во время учебы в Москве. Возможно, это обобщение ее дипломной (бакалаврской? Магистерской? Или как это сейчас в России называется?) работы. Книга невелика по объему – менее 100 страниц вместе со списком литературы и оглавлением, что вполне подтверждает вышевысказанную версию.

Впрочем, по-своему уникально и содержание этой работы. Фактически книга состоит из двух, по сути не связанных друг с другом частей. Первая часть (которую формально составляют первые четыре главы) представляет  собой — в полном соответствии с названием книги – обзор основных концепций современной теории национализма. Вторая часть (пятая глава, занимающая половину всего объема книги) посвящена ситуации в Латвии.

Следует отметить, что работ, посвященных теории национализма, в России до сих пор немного. Видимо, одна из основных причин такого положения заключается в том, что вплоть до недавнего времени теория национализма была одним из наиболее «идеологически нагруженных» разделов социальных наук, и, соответственно, в этой сфере было особенно много ограничений для исследователей. Советская традиция теории национализма, восходящая к сталинской концепции «национального вопроса», развивалась в замкнутом пространстве, ограниченном идеологическими догмами, и «не пересекалась» с западными исследованиями (подробнее об этом см. монографию В.Малахова, рассмотренную выше).  Писать о концепциях национализма в СССР можно было практически только в контексте «критики буржуазных теорий». Парадоксально, но работа Г.Лейшкалне в значительной степени выдержана именно в этом жанре.

Честно говоря, давно не приходилось мне встречать столь откровенной апологии т.н. примордиалистского подхода, который рассматривает этничность как некую объективную, изначальную, «Богом данную» характеристику не только индивида, но и группы – в отличие от конструктивистских и инструменталистских концепций, рассматривающих этничность как феномен, возникающий в процессе социализации. Формально Г.Лейшкалне стремится сохранять объективность, позиционироваться как беспристрастный, независимый комментатор – но это ей  явно не удается.

Г.Лейшкалне сурово выговаривает сторонникам конструктивистских и инструменталистских теорий национализма. Так, Э.Геллнер «постепенно отрывается от тех фундаментальных и здравых положений, которые сам же провозгласил как исходные», в работах Б.Андерсона «много непродуманных положений, противоречий и иных слабых сторон», К.Вердери «как будто не знает, что…», у Э.Хобсбаума «идет внутренняя борьба  между идеологом и ученым, между державником и демократом»…

В своем обзоре Г.Лейшкалне не только излагает основные идеи ведущих теоретиков национализма, но и расставляет им оценки, исходя их собственных воззрений. Это совершенно естественно, и я вовсе не собираюсь упрекать молодого исследователя в чрезмерной самонадеянности, позволяющей ей критиковать общепризннанных «грандов». Проблема в другом: позиция Г.Лейшкалне очевидно эклектична, представляет собой причудливую смесь «классической» советской «теории национального вопроса» (отсюда, в частности, ссылки на работы Ленина), раннеперестроечного псевдолиберализма (который, по сути, восходит к старинной российской либеральной традиции – «слабый всегда прав», именно поэтому вся прогрессивная российская общественность однозначно сочувствовала бурам в англо-бурской войне в Южной Африке, хотя буры воевали за сохранение придуманной ими системы апартеида, а британцы формально стремились к установлению определенных демократических свобод) и даже элементов религиозной философии (ссылки на Н.Бердяева.

Характерно, что Г.Лейшкалне использует, наряду с общим термином «национализм», и иное (полузабытое нами и не используемое в мировой науке) понятие —  «национальное самосознание». Определений она не дает, но из текста понятно: национализм – это «отрицательная», а национальное самосознание – «положительная» сторона одного  того же явления.

Похоже, эклектика работы Г.Лейшкалне адекватно отражает состояние дел в официозной науке о национализме в современной России.

А вот часть книги, посвященная Латвии (по сути, case study) приятно удивляет своей сдержанностью и явным стремлением к объективности. Конечно, в этой части латвийский читатель найдет для себя немного нового, но для читателя российского эта глава может оказаться весьма полезной.

Увы, встречаются в этой части книги и штампы, воспроизведение стереотипов, и сомнительные суждения (вроде того, что «русские, овладевшие латышским языком, оцениваются в латышской прессе весьма положительно»), но все же это скорее исключение из правила.

В целом вторая часть книги – пожалуй, один из наиболее удачных обзоров развития ситуации в Латвии после восстановления независимости, появившихся за последние годы.